Перейти на главную страницу сайта "Петрозаводск - 300 лет" в 2003 году исполняется 300 лет городу Петрозаводск Региональный сервер "Карелия" Официальный сервер органов государственой власти Республики Карелия
Английская версияФинская версия
Перейти на главную страницу сайта "Петрозаводск - 300 лет"

Страницы истории Карелия сегодня Взгляд в будущее Новое на сайте

Тишина и порядок
Из истории полиции Петрозаводска

Иллюстрации

С петровской эпохи в российских городах "охрана тишины и порядка" возлагалась на полицию. В 1782 году специальным "Уставом благочиния" было определено организационное устройство полиции, полицейское управление передавалось так называемым управам благочиния.

Кроме чисто полицейских дел, полиция заведовала и следственными: по законам Российской империи полиция осуществляла лишь предварительное следствие.

Петрозаводск как город с преобладающим горнозаводским населением имел свою специфику в полицейском управлении: в конце ХVIII века в городе имелся комендант, а мастеровые находились под строгим присмотром заводской полиции. К ХIХ веку в Петрозаводске были и городская, и заводская полиции.

Приравненный к военному жизненный уклад горнозаводских работников уже в ХVIII веке был жестко регламентирован. Власть администрации над мастеровыми опиралась не только на полицию, но и на военный суд, с 1806 года по новому уставу Горного ведомства введенный на заводах. Деятельностью полиции и суда ведал горный начальник, даже губернские прокуроры не могли иметь какого-либо влияния на военные суды при заводах.

"Двоевластие" горного начальника и гражданского губернатора в первой половине ХIХ века время от времени приводило к конфликтам, к 1820-м годам Олонецкий горный округ, по сути, был изолированной организацией, не подчиняясь никакому контролю гражданской власти.

Полицейскую часть на Александровском заводе составляли полицмейстер, старшие и младший горные приставы и подчиненные им нижние полицейские чины.

Мастеровые без разрешения администрации не могли отлучаться из города, военные суды и полиция делали за это "строжайшие предупреждения". В 1821 году мастеровой Мирон Рогозин оправдывался перед судом, что "он ходил без позволения начальства на Машозеро... в день Успения пресвятой Богородицы" (то есть на храмовый праздник).

В 1834 году суд Горного департамента приказал "...строго подтвердить всем казарменным старостам иметь за мастеровыми лучший надзор, и если из них кто не окажется после пробития зари при казарме, доносить в то же время заводской полиции для отыскания таковых..."

Мастеровым было предписано быть кроткими, добронравными, учтивыми, честно трудиться, почитать родителей, быть трезвыми и нравственными и т.п. (Впрочем, к началу ХIХ века горное начальство в основном характеризовало петрозаводских мастеровых как степенных и добропорядочных.) Особый интерес заводской полицмейстер с 1820-х стал проявлять к мастеровым-старообрядцам, составлялись подробные списки таковых, был установлен тайный надзор за подозреваемыми "в расколе".

После разгрома в 1850-е гг. центра старообрядчества Выго-Лексинского общежительства полиция пресекала малейшие попытки посещения молелен. Слежка велась не только за мастеровыми, но и за членами их семей (например, имелись списки дочерей мастеровых, обучавшихся или живших в Лексе).

В 1858 году один из мастеровых, Мячин, попытался уклониться от необходимости говеть во время поста, и полицмейстер завода долго проводил с ним воспитательную работу, призывая к выполнению христианского долга.

В 1848 году мастерового Ивана Давыдова военный суд "за пьянство и хождения по питейным домам после пробития зори" постановил "наказать в виде полицейского исправления команды розгами" - дать 100 ударов.

В 1850 году губернатор Н.Э. Писарев усмотрел в ехавшем среди дня мимо гауптвахты на извозчичьей лошади "пьяного рядового с гармоникой" и приказал наказать. Горный начальник по поводу наказания выразил протест: рядовой был на службе у Горного ведомства...

К 1840-м годам петрозаводская городская полиция состояла из полицмейстера - начальника полиции, частного пристава и трех квартальных надзирателей. В канцелярии полиции служили письмоводитель и два канцелярских служителя. Кроме того из вольнонаемных набирали 12 человек нижних чинов, которые оплачивались из земских сборов.

К середине ХIХ века в десятитысячном Петрозаводске, где большая часть населения - мастеровые - была тесно охвачена вниманием заводской полиции, особых преступлений не было. Полиция даже попыталась запретить без спросу ее ходить запросто на свадьбы, чтобы избежать пьяных драк! Ссыльных к 1850 годам в городе было всего 25 человек.

После реформы 1861 года мастеровые с семьями стали обычными городскими мещанами, а заводская полиция была упразднена. Однако с 1840-х годов до 1880-х число городских полицейских почти не увеличивалось по штату, утвержденному в 1862 году, в полиции города был полицмейстер, частный пристав и 4 квартальные надзирателя. По норме для городов с населением менее 10 тысяч (норма 1853 г.) при таком штате полиции предполагалась команда из двух унтер-офицеров и 18 рядовых. К 1880-м годам в Петрозаводске было уже 12 тысяч жителей, более интенсивной стала торговая деятельность, больше стало приезжих, требовавших внимания полиции ссыльных.

В 1882 году полицеймейстер А.Ф. Лопато получал 588 руб. в год и столько же "столовых" денег, городской пристав - 294 руб. и столько же "столовых". Время от времени полицейские получали также небольшие суммы "на улучшение быта".

С 1877 года в помощь петрозаводской полиции регулярно призывались войска из местного батальона для охранения порядка во время народных гуляний, ярмарок, для ночных обходов.

С 1874 года полицмейстер просил усилить команду полицейских за счет казны для учреждения второй полицейской части на Зарецкой стороне города с 10 конными стражниками.

Основными полицейскими постами к 1880-м годам были: при арестантской городской тюрьме, на углу при полиции (угол Садовой и Мариинской, где в доме городской думы и управы размещалась полиция), у памятника Петру I, при доме губернатора. В течение суток дежурили 8 полицейских. Ночной обход совершали 4 человека. Для экстренных обязанностей (например, конвоирования политссыльных) людей уже не хватало. "Это непосильный труд", - жаловался полицмейстер и требовал увеличить штат не менее как на 56 человек (унтер-офицеры и нижние чины). Обязательными полицмейстер считал новые наружные посты на улицах: Светнаволоцкой, Слободской, Набережной, Закаменной, Зарецкой и Александровской, а также у Пименовского моста. В ночной обход предполагалось отправлять не менее 9 человек и 4 иметь в запасе.

...Новые времена наступили для городской полиции с началом ХХ века. Губернская газета сообщала, что там и тут появляются некие неслыханные ранее "хулиганы" ("как в Лондоне"). Развитие революционного движения, наконец, события первой русской революции потребовали новых изменений в структуре полиции.

В 1905 году было принято решение об усилении органов правопорядка специальными подразделениями стражников и начался набор в пешую и конную стражу.

Желающих служить стражниками оказалось много, особенно среди крестьян и ушедших в запас, и полицейские власти придирчиво рассматривали претендентов. Для полицейской стражи было обязательным казарменное содержание, для этих целей был передан бывший Дом трудолюбия (деревянный дом на углу Петербургской улицы и Петровской площади), построена конюшня.

Ротмистром Подревским были проведены специальные учения по стрельбе и строю. Конный отряд состоял из 58 человек, пеший - из 16.

К 1908 году в состав стражи вошли кавказцы, среди которых Эсамбаев, Башаев, Азарсанов и другие (около 10 человек). Средства для передвижения стражи изымались из земских сборов.

В 1906 году губернатор и полицмейстер предпринимают меры для того, чтобы "в переживаемое ныне смутное время, когда полиция своевременно и возможно полнее должна быть осведомлена о тех или иных ненормальных отношениях в жизни населения", то есть предполагают создать сеть осведомителей в разных местах губернии и выделяют для их оплаты 50 рублей (к концу года было истрачено около 48 рублей на эти цели).

В 1908 году Государственная Дума рассмотрела законопроект Министерства внутренних дел об организации в империи сыскных отделов при местной полиции.

В Олонецкой губернии было организовано сыскное отделение 4-го разряда. Губернатору Н.В. Протасьеву было предписано "возможно более быстро и основательно с техническим оборудованием" создать новое подразделение.

"Техническое оборудование", присланное а Петрозаводск, включало фотоаппарат и приспособление для дактилоскопии. На должность начальника был предложен помощник петрозаводского пристава Гаврила Анисимов (его родственники также служили и в конной страже). Анисимов "за время службы заявил себя с самой лучшей стороны, безусловно трезвый, хорошего поведения и строгого образа жизни". Кандидат был утвержден в Петербурге и срочно отправлен на трехмесячные курсы по знаменитому адресу: Фонтанка, 16 (политический отдел Департамента полиции). Анисимов обучался организации политического сыска, содержанию конспиративных квартир, дактилоскопии, фотографии и пр., в октябре 1908 года он вернулся в Петрозаводск, где занялся обустройством отделения и обучением подчиненных. Кроме Анисимова в сыске работали надзиратель, трое городовых.

22 июля 1917 года Временное правительство приняло решение о преобразовании полиции в милицию, организовав Главное управление по делам милиции и по обеспечению личной и имущественной безопасности граждан. На местах были созданы "в размерах, не превышающих расходы на содержание полиции" новые органы правопорядка.

Материал опубликован в газете "Карелия" N41 от 18 апреля 2002г.

 

Создано 16 ноября 2000
Обновлено 16 июня 2003
© Администрация Главы РК
webmaster@gov.karelia.ru