Перейти на главную страницу сайта "Петрозаводск - 300 лет" в 2003 году исполняется 300 лет городу Петрозаводск Региональный сервер "Карелия" Официальный сервер органов государственой власти Республики Карелия
Английская версияФинская версия
Перейти на главную страницу сайта "Петрозаводск - 300 лет"

Страницы истории Карелия сегодня Взгляд в будущее Новое на сайте

Леннрот сравнил Петрозаводск с Хельсинки

Доктор Леннрот зябко съежился в зимнем дорожном возке: дорога от Вешкелиц ему изрядно наскучила. Вдруг его возница, наряженный в пахучий овчинный тулуп, широко перекрестился на показавшуюся из-за поворота придорожную деревянную часовню и хриплым от долгого молчания голосом доложил: "Приехали, барин. Петрозаводск! Вон уж Сенаторская горка."

Экскурсия по зимнему городу

Леннрот привстал, но ничего не увидел, кроме соснового мелколесья и невысокой горы слева. И сразу же лошади, почуявшие близкий отдых и кормежку, встрепенулись и пошли рысью. Пробарабанили копытами по маленькому мосту через журчащий не то ручей, не то речушку, дружно рванули по наезженной колее в гору - и вот он, Петрозаводск, открылся во всей красе. Над центром поднимался густой дым из каких-то пока что не видных (заводских, наверное) труб, виднелись за избами желто-белые громады каменных корпусов. К ним вела широчайшая, хорошо накатанная дорога.

Ямщик указал кнутом на два каменных двухэтажных дома: "Тюрьма, барин...". И сразу же за тюрьмой открылась довольно большая круглая площадь, окруженная двумя подковами корпусов с колоннами и царскими гербами на фронтонах. Выехали на прямую дорогу, где дома были только по левую руку, а справа открылся обрыв, под которым тянулся совершенно ровный плац и завод, окруженный кирпичным забором. В конце улицы остро блеснул светлым металлом шпиль церкви, которую Леннрот принял за лютеранскую, и высокая колокольня второго, уж точно православного храма.

Воскресный день Элиас Леннрот посвятил экскурсии по городу. Новый знакомый, лекарь врачебной управы, прокатил его на своей упряжке до озера, еще скованного льдом, по которому к дальнему берегу тянулся желтый след санного пути. "Das ist Zimnik,Winter Weg nach Solovki, ", - пояснил лекарь, пожелавший, видимо, попрактиковаться в немецком. Немецкий язык был родным для главного лекаря врачебной управы, и он приучал изъясняться на "языке медиков", как он считал, и своих подчиненных.

Прокатили по берегу мимо нового маяка, еще не успевшего посереть от влажных онежских ветров, мимо винных и хлебных складов, по мосту переехали главную городскую речку, Лососинку и оказались на Зареке. Там гостю была обещана экскурсия на местную достопримечательность - лютеранско-католическое кладбище. За низеньким заборчиком издалека видны были огромные чугунные обелиски и ажурные кресты шотландцам, немцам и французам - чиновникам и заводским начальникам. Напротив виднелась шатровая деревянная церковь (старая Крестовоздвиженская) и вторая чуть пониже - шестигранная с тремя прирубами Троицкая на православном кладбище. Дальше уже никаких строений не было, лес да плешины покосов. Однако и это впечатляло. Потом доктор Леннрот напишет домой, что Петрозаводск "такой же большой, как две трети Хельсинки".

В центр города вернулись через другой мостик, поднялись в гору к площади перед соборами и мимо белокаменного гостиного двора по главной улице помчались домой. В этот вечер петрозаводский врач принимал своего финского коллегу в своей квартирке: угощал киселем, пряниками и орехами. Заодно пообещал посодействовать насчет экскурсии по заводу. Здешний горный начальник Роберт Армстронг - тоже лютеранин, но главное - милейший человек, которого одинаково любят чиновники и мастеровые. В заводской лавке он уже успел повидать чугунные вещи, отлитые на вольную продажу: ажурные подчасники (подставки для настольных часов), статуэтки Александра Первого, Мартина Лютера и даже весьма почитаемого русскими поэта Александра Пушкина.

Завод большой, как город

На следующий день Леннрот в сопровождении литейного мастера с почтением наблюдал, как огненная струя чугуна течет в изложницу (форму), чтобы через некоторое время превратиться в грозное морское орудие. В дневнике гость записал потом: "этот завод как второй город, такой же большой". И правда, самое большое здание города - доменное, походило на средневековый замок. А здание правления было таким же роскошным, как и губернаторский дом - с колоннами, пилястрами и красивыми наличниками. Сверкал нарядной зеленой крышей и хорошо видный от завода новенький храм Александра Невского. Словом, зимний Петрозаводск в 1841 г. доктору из Каяни весьма понравился.

Единственное, что его огорчало в путешествии - неверно оформленный финскими властями паспорт. Из-за этого пришлось потом лишние пять дней провести на таможенном переходе в Вешкелице. Даже губернатор не смог или не счел нужным посодействовать Леннроту в этом деле. Бедняга, он ведь даже не мог и предположить, что вся эта маленькая история станет интересна потомкам только в связи с именем скромного врача из Каяни. И только в связи с ним еще раз вспомнят и его, штатского генерала Повало-Швыйковского, главу огромной Олонецкой губернии.

А этот удивительный врач, знающий несколько языков и наречий, собиратель древних рун и преданий, снова (уже в который раз!) отправился в свой бесконечный путь по Карелии и Приладожью, чтобы потом через десятки лет его книги продолжили путешествие уже по всему миру.

Николай Кутьков

 

Создано 16 ноября 2000
Обновлено 16 июня 2003
© Администрация Главы РК
webmaster@gov.karelia.ru