Перейти на главную страницу сайта "Петрозаводск - 300 лет" в 2003 году исполняется 300 лет городу Петрозаводск Региональный сервер "Карелия" Официальный сервер органов государственой власти Республики Карелия
Английская версияФинская версия
Перейти на главную страницу сайта "Петрозаводск - 300 лет"

Страницы истории Карелия сегодня Взгляд в будущее Новое на сайте

Его мостов узор чугунный создан на Олонецких заводах

Иллюстрации

Петрозаводск и Петербург - ровесники. Тем не менее наш город может гордиться тем, что внес немалую лепту в создание царственного облика северной столицы.

Чугунное литье Олонецких заводов

В 1724 году известный экономист Петровской эпохи Иван Посошков рекомендовал за продажу чугуна "на домовое строение" (за его хрупкость) брать с торговцев штраф, как за попытку сбыть ненадежный материал.

Однако уже в эти годы для строительства новой столицы Олонецкие заводы (и прежде всего Петровский) выполняют разнообразные изделия как из железа, так и из чугуна. Одними из самых распространенных были заказы на крышечные чугунные доски, фонтанные трубы, печи, печной прибор. Большая часть отливок поступала на строительство дворцов (в том числе и пригородных резиденций царя).

Светлейший князь А.Д. Меншиков к 1722 году для своих строений заказал так много "железных штук", что его долг Петровским заводам исчислялся тысячами, и уезжавший на Уральские заводы В.И.Геннин за допущенный промах ждал расправы со стороны Петра I.

Кроме чугунных отливок в новой столице стала при дворцовом строительстве- для изготовления декоративных ограждений - использоваться проволока, которую также поставляли Олонецкие заводы. Чугунные "штуки" использовались и в мостостроении, например в строительстве Адмиралтейского моста.

Но особое развитие чугунное литье получило в конце XVIII- начале XIX века.

Как решались вопросы конверсии военного производства в XVIII веке

В 1795 году Карл Гаскойн предлагает императрице ЕкатеринеII создать при Олонецких заводах мануфактуру домашних поделок. Предложенный Гаскойном проект должен был стать неким вариантом конверсии военного производства Александровского завода в мирное время, когда заказы на военную продукцию заметно падали.

Ориентируясь на английские достижения, Гаскойн предполагал "Олонецкое наместничество сделать местоположением Бирмингема и Шеффильда". Программа включала разнообразнейший ассортимент изделий из чугуна, ориентированных прежде всего на столичный рынок, дворцовое строительство. Прежде всего предполагалось широкое использование огненных (паровых) машин, которые не только могли работать в горнорудном и литейном делах, но и "для поднятия воды в бассейн, на кровлях дворцовых для тушения огня в случае пожара", "для снабжения водой госпиталей, садов, фонтанов", а также для литья монеты на Монетном дворе, на различных предприятиях. Гаскойн подчеркивал, что "огненная машина может быть состроена в малой горнице, занимая весьма малое пространство, если потребно будет для Двора Императорского Величества для разрезывания и полировки драгоценных камней и действия разных моделей".

Вторым большим разделом программы директора Олонецких заводов было архитектурно-строительное направление в использовании чугуна. Это базы для колонн, пьедесталы, капители - "самой лучшей работы и которые могут быть лакированы, подведены под бронзу, крашены под мрамор и другими красками, будучи ценой не более половины мраморных". Из чугуна предполагалось выполнять нужные в садах инструменты, решетки, мостики всякого рода от 100 футов до 3 футов вышиною и менее, весьма легкие, и также статуи, вазы, урны - украшения для садов, канапе, стулья и т.д.

Самым обширным был раздел "Вещи для хозяйственного употребления" (разнообразнейшая посуда, кухонные приспособления, осветительные приборы, часы для церквей и т.п.).

Особое внимание уделял автор проекта переоснащению новыми изделиями хозяйственного назначения армии и флота. Вредную для здоровья медную посуду предлагалось повсеместно заменить чугунною, в гарнизонах использовались паровые машины - для молотьбы ржи, дабы каждый день свежая мука имелась...

Программа была поистине революционной и предлагалась не только для Олонецких заводов, уже с конца XVIII века к ее реализации приступил Кронштадтский завод.

Для подготовки специалистов для столь обширного производства Гаскойн предлагал открыть специальную школу или училище, "в коем бы национальные могли почерпнуть настоящие правила разных художеств и приобрести прямое знание во всех частях, касающихся до выработки чугуна".

Программа получила одобрение и заработала. Одним из первых проектов стало переоборудование временного предприятия для чеканки монеты при Государственном ассигнационном банке на Садовой улице в 1799 году. Гаскойн использовал огненную машину, отлитую на Александровском заводе, опыт предпринимателя Джеймса Уайтта, применившего в 1778 году энергию парового двигателя для чеканки монет.

М. Болтон серийно стал производить в Бирмингеме машину для чеканки до 120 монет в минуту. Россия таким образом одной из первых использовала паросиловое оборудование в монетном деле.

На Александровском заводе также был отлит и первый чугунный мост, установленный на пересечении Невского проспекта и Мойки (Полицейский, или Народный). В 1784 году, несколько раньше К. Гаскойна, в Россию в числе 60 ремесленников из Шотландии прибыл Василий Иванович Гесте. Екатерина II в 1794 году писала о Гесте известному знатоку искусств Фридриху Мельхиору Гримму: "... этого архитектора Гесте, о котором вы мне говорите, я взяла к себе на службу. Это личность весьма достойная, он делает прелестные вещи".

В течение 25 лет Гесте работал городским архитектором Царского Села и проявил себя во многих областях строительства, участвовал в преобразовании многих городов страны.

К концу XVIII века он стал признанным архитектором и инженером, активно сотрудничал со своим земляком К. Гаскойном (строил Колпинский завод вблизи столицы).

В 1804 году Гесте был определен в ведомство водяной коммуникации и заявил о себе как талантливый мостостроитель. С К. Гаскойном он разработал впервые в России технологию большепролетных перекрытий из чугуна, освоив их на основных транспортных магистралях Петербурга.

В 1806 году, сотрудничая с Александровским заводом, он строил Полицейский мост - первый в столице чугунный мост, пришедший на смену деревянным. Архитектор предложил смелую идею конструкции моста: в виде арки, состоящей из отдельных секций, соединенных болтами. Свод моста упирался на каменные устои, рисунок чугунных перил был таким же, как решетки набережных реки Мойки (отлиты также на Александровском заводе). Сначала была изготовлена модель моста для испытаний. Отливка моста была произведена в Петрозаводске, и открытие моста состоялась 14 ноября 1806 года.

Чугун в пять раз прочнее гранита - и это позволяло создавать сооружения иных пропорций, чем каменные, более изящные и легкие.

Конструкция моста оказалась весьма удачной и была утверждена в качестве "образцовой". Через некоторое время были заготовлены чугунные блоки для целой серии мостов через Мойку. Александровский завод принимал участие и в проектах по возведению других мостов в столице.

В 1814 году были отлиты боковые доски, перила и прочие детали к Красному мосту, в 1816-м - к Поцелуеву мосту у Московской заставы.

Магазин Друри в Петербурге

С ростом заказов на чугунные отливки - как архитектурные, так и чисто бытовые - К. Гаскойн открывает через комиссионеров в конце XVIII века два магазина - в Москве и Санкт-Петербурге. В Петербурге торговлю ведет бывший работник Александровского завода Томас Друри (изделия Александровского завода продавались также и в купеческих лавках Гостиного двора).

В середине XIX века отлитые на Александровском заводе чугунные бюсты представителей царствующего дома продавались по 200 рублей за пару. Кроме императоров с 1830-х годов завод поставляет в Петербург бюсты А.С.Пушкина, Наполеона, А. Суворова, Гете, министра финансов Канкрина и других.

Архитектурные отливки также заказываются по имеющимся в магазине образцам: например, львы, аналогичные тем, которые были отлиты для здания присутственных мест в Петрозаводске в 1858 году к приезду АлександраII.

В 1829 году Александровский завод принял участие в первой промышленной выставке и получил высокую оценку за "артиллерийские снаряды, весы и пули, печные приборы, дверные и оконные петли, утюги, чайники и подсвечники, которые отлиты превосходным образом.

В 1839 году на очередной выставке завод представил большее разнообразие вещей (170), из которых статуя А.С.Пушкина с выставки была приобретена великой княгиней Еленой Павловной, а продано частным лицам изделий на 286 рублей.

Широкое использование чугуна в архитектуре Петербурга в первой трети XIX века, однако, не всегда приветствовалось специалистами. Например, президент Академии художеств Оленин отметил в 1830 году, что "... с некоторого времени чугун начинает почитаться за вещество самое удобнейшее по климату нашему для сооружения всякого рода памятников, начинают утверждать даже, что чугун может быть употреблен для изваяния превосходнейших статуй, барельефов и прочего, точно так же, как медь и мрамор... и я должен представить некоторые доказательства, что чугун для скульптуры есть вещество самое негодное". И здесь в качестве примера Оленин приводит чугунные базы для Казанского собора, отлитые на Александровском заводе в 1802 году, которые от перепадов температур растрескались.

После отделения от группы Олонецких заводов Санкт-Петербургского Александровского (1820-е годы) многие из заказов на чугунные отливки выполнялись на месте, иногда заказы делились, более сложные работы, как правило, выполнялись в столице.

Материал опубликован в газете "Карелия" N44 от 24 апреля 2003г.

 

Создано 16 ноября 2000
Обновлено 16 июня 2003
© Администрация Главы РК
webmaster@gov.karelia.ru