Перейти на главную страницу сайта "Петрозаводск - 300 лет" в 2003 году исполняется 300 лет городу Петрозаводск Региональный сервер "Карелия" Официальный сервер органов государственой власти Республики Карелия
Английская версияФинская версия
Перейти на главную страницу сайта "Петрозаводск - 300 лет"

Страницы истории Карелия сегодня Взгляд в будущее Новое на сайте

На озере жить и рыбалку не любить?!
Самое массовое увлечение петрозаводчан

Первыми постройками на территории будущего города были не заводские сооружения, а существовавшие задолго до их появления в устье реки Лососинки рыбацкие избушки (тони). Вряд ли они долго просуществовали рядом с петровским заводом. Сама же река Лососинница со строительством плотин и сменявших друг друга в нижнем течении заводов быстро утрачивала свою славу "лососьей" реки, в которой некогда "ловилась всякая рыба: и ряпушка, и мелкая рыба... лососи и торпа во все лето..."

Утро на рыбном базаре

Богаты были ценными породами промысловых рыб также Логмозеро и Шуя. Монахи Соломенского монастыря время от времени выясняли отношения с соседями-рыбаками из Заозерья, Сулажгоры, Шуи, где на реке источники XVI века перечисляют то "кол", то "кол большой", то есть заколы - перегородки для ловли семги. В XVIII веке Сенат разбирал спорные дела (перераставшие в затяжные конфликты) местных богатеев (таких как, например, петрозаводский бургомистр Коротяев) с крестьянами за право установки заколов.

В начале XIX века Сенат в результате подобного конфликта приказал уничтожить плотину при мукомольной мельнице помещика и предпринимателя Петра Лачинова...

Петрозаводские купцы в XVIII в. устраивали заколы чаще всего в местечке Пески, но ценную рыбу в город везли неохотно, здесь им предлагали в 1780 г., например, лосося продавать за 90 коп. пуд нечищенного и за 1 рубль - пуд чищенного. "5 мая, - докладывал ратман Михаил Анциферов, - я усмотрел, что на рыбной пристани свежей рыбы нет, а Беззубиков (купец) неучтиво отвечал: "Я не подрядчик тебе и не подрядился лососи тебе ставить..."

Лучший торг из Петрозаводска в Петербург к началу XIX века был "соленою разных пород рыбою и дикою птицею...", и местные торговцы, скупая по дешевке у крестьян улов, зарабатывали свои капиталы.

Н. Озерецковский, посетивший Петрозаводск в 1785 г., отметил, что по утрам привозили туда (на пристань) рыбаки на лодках "по большей части ряпушку и соленую палью, которая весьма противный испускала запах, несмотря на то, жители раскупали ее на подхват..." (в отличие от продаваемой в Петербург соленой рыбы эта была, так называемой, "межонной" и была заквашена по-карельски).

В Песках рыбные ловли в XIX веке город стал сдавать в аренду на 3 года желающим. Как правило, арендаторами становились крестьяне Сулажгоры и Заозерья (в 1857 году с этих рыбных ловель в доход поступило 20 рублей 50 копеек, в 1860 - 47 рублей).

В 1890-е гг. городская дума ввела сборы за причал рыбацких лодок 10 копеек с пустой лодки и 20 - с уловом.

Как появилась в Онеге стерлядь

Чаще всего прибрежный лов начинался за неделю до весеннего Николы (9 мая), а глубевой - с конца мая. Заканчивалась ловля позже всего в открытом месте. Самыми распространенными в добыче были окунь, щука, лещ, сиг, корюшка, лосось, ряпушка. По поводу отдельных пород рыб, редко встречавшихся в Онежском озере, местные рыбаки высказывали различные предположения-легенды. Например, считалось, что появление в Онего такой рыбы, как стерлядь, связано с тем, что наместник Т.И. Тутолмин в 1780-е гг. решил устроить около озера Логмозера пруд и приказал привезти туда стерлядей, сомов и осетров, но садок с ними разбился у Ивановских островов, и рыба размножилась. Во всяком случае еще в 1860-е годы стерлядь была даже отнесена исследователем Поляковым к числу промысловых.

Некоторых из рыб петрозаводчане вообще не считали за рыб, полагая, что это змеи (угорь). Особой нелюбовью рыбаков пользовалась колюшка, из-за прожорливости которой в некоторых местах озера промысел резко сократился, в том числе к концу XIX века колюшки стало много в Петрозаводской губе. Колюшку называли "поганой" рыбой.

Острова и берега Онежского озера были застроены рыбацкими избушками (во время ловли ряпушки там наравне с мужчинами рыбачили и женщины). По свидетельству очевидцев, на некоторых из островов количество таких избушек напоминало деревеньки. Особой популярностью у рыбаков города пользовались "Деревянские острова", "Немецкое", "Пухта", "Песочки".

Чем штаны в канцелярии протирать...

... 7 июля 1792 года господин губернский прокурор не обнаружил на рабочих местах в департаменте столоначальника Филимонова и протоколиста Романова. Посланному к ним "в домы" приставу "домашними было объявлено, что они ушли на озеро Онего ловить рыбу..."

Многие из мелких петрозаводских чиновников (число их в XIX веке значительно возросло) занимались, получая мизерное жалованье, самыми разнообразными работами, чтобы прокормить семью: заготовкой веников и сенокосами, сбором дров, разбросанных бурей по берегу, и, конечно, рыболовством.

К XIX веку они стали объединяться для рыбной ловли в небольшие артели, как правило постоянные в течение сезона. Артель состояла из 2-3 человек, но если предстояла дальняя (за 50-60 верст) рыбалка, то нанимали и четвертого. (Платили четвертому в конце XIX века по 30 копеек в сутки, кормили, давали табак - но добычу делили на троих). Артельщики покупали себе лодку, собирали орудия лова, "наживку", "ергу" (кошку для отцепливания зацепившейся снасти), сак. Основным орудием лова была так называемая "масельга" (ловцов по ее названию в городе называли "масельщиками"). Масельга представляла собой очень длинную тонкую веревку (до 1,5 км), на которую через расстояние в 5-8 метров привязывали веревочки, на концах которых крепились крючки. На крючки наживлялась мелкая рыбешка (корюшка, ряпушка). Через 50-100 уд на веревках были привязаны камни-грузила, а через 10 уд - поплавки. Масельгу использовали для лова палии и лосося и ставили с одной лодки. Крючков на масельге было около 100 штук, и стоила она 1-3 рубля (в постоянных артелях всегда были собственные масельги). В зависимости от числа крючков (у одного 1000 у другого - 300) распределялся и улов: последний получал 1/3 добычи, но закадычные друзья делили все пополам.

Артельщики по очереди гребли, по очереди ставили сети: одна пара ставит, другая готовит еду. Масельги вынимали по очереди, разделив улов, заезжали в гавань. Заплатив за лодку 20 копеек, чиновники продавали излишки рыбы местным торговцам. А в следующую субботу после 3 часов дня прогуливающиеся по набережной Петрозаводска опять наблюдали господствовавшую здесь необычную суету, поражались "субъектами, разодетыми в такие костюмы, которым нечего уже бояться ни грязи, ни линянья, ни рвания, на некоторых были видны заплаты, иногда разноцветные, одни тащили паруса, другие рыболовные снаряды, обычные медные чайники и котелки..."

Рыбалка для большинства была замечательным отдыхом, завершающим рабочую неделю. Константин Еремеев (также служивший в свое время чиновником Казенной палаты) писал, что чуть ли не вся молодежь города - "охотники и рыболовы - на зайцев, косачей, уток, лосося и палью".

Куда рыба делась

... К концу XIX века продуктивность рыболовства на Онего стала заметно падать. Для изучения причин в 1895 году Министерство земледелия и государственных имуществ командировало в Петрозаводск ихтиолога и рыбовода Пушкарева Николая Никифоровича, первым итогом работы которого стала вышедшая в Петербурге в 1900 г. книга "Рыболовство на Онежском озере". Пушкарев предложил ряд мер для восстановления нарушенного человеком равновесия, среди которых была борьба с загрязнением вод, вылов колюшки как вредителя рыбного хозяйства и другие. Следующей мерой, предложенной Пушкаревым уже в 1913 году (ученый продолжал активно сотрудничать с олонецким земством), было строительство в Петрозаводске рыбоводного завода с целью разведения лосося, палии и форели.

Материал опубликован в газете "Карелия" N30 от 21 марта 2002г.

 

Создано 16 ноября 2000
Обновлено 16 июня 2003
© Администрация Главы РК
webmaster@gov.karelia.ru